Год, который запомнят.

Улыбочки ехидно-холодные,

пересуды и жирный смех:

занялись, мол, игрушками модными,

свершают политический грех.

 

Сударики, смейтесь!

Мы будем смеяться последними.

Хоть в штопор извейтесь,

а будут нашими ваши наследники.

 

В протекших веках есть жгучие даты.

Их не выгрызет тлен.

Средь никчемных годов, как солдаты,

зажаты они в серый плен.

 

Средь скучных десятилетий,

прошуршавших нудной тесьмой,

отметят наши дети

год 1887-й !

 

Встав с 917-м и 71-м*

пусть щиплет он ваши нервы.

Запомните-ж вот,

хмуролобые умники и смешливые франты:

в этот год

в мир был брошен язык Эсперанто!

Николай Хребтовский

(журнал "Международный язык", 1926 год, № 24)

* имеется в виду 1871 год - год Парижской Коммуны.

Nikolaj Hrebtovskij "La jaro, kiun oni memoros" (verso en rusa lingvo el la revuo "Mejxdunarodnij jazyk", 1926)   

La materialo estas aperigita en TTT per eldona esperanto-kolegareto "Akileo" http://akileo.narod.ru